WebMoney Transfer — международная система расчетов и среда для ведения бизнеса в сети

История платежных инструментов и способов платежа: от древней Руси до современной России… Поучительно!

Автор: Howard | Категория: Исторические сводки | Опубликовано: 27-05-2012





0

Современная структура платежных инструментов с момента своего становления претерпевала значительные трансформационные изменения, что было обусловлено развитием хозяйственной практики и обменных отношений, как объективной основы возникновения и функционирования инструментов платежа, общеэкономической и политической ситуацией, технологическим прогрессом. Совокупность данных факторов, в свою очередь, определила специфику перемещения меновой стоимости и распространение отдельных видов инструментов платежа на различных этапах исторического развития.

Развитие платежных отношений, а, следовательно, и обслуживающих их платежных инструментов Древней Руси V-X веков охватывали в неодинаковой степени ту или иную территорию, где в то время господствовало натуральное хозяйство. Они ярче проявлялись в городах и землях, прилегающих к торговым путям, в местах проведения торгов и ярмарок. На данном этапе экономического развития роль платежных инструментов была закреплена за анималистическими (animal — животное) и ве-гетабилистическими (vegetabilis — растение) средствами платежа. В древнейших списках «Русской Правды» встречаются упоминания о платежах и штрафах скотом; платежную роль выполнял и мех куницы, также многократно упоминаемый в «Русской Правде», который служил основным средством платежа не только в торговле, но и в процессе взимания дани . Выделение какого-либо товара в качестве платежного инструмента определялось родом занятия основного населения. Продукты деятельности людей, заселявших определенную территорию, являлись наиболее распространенными в данной области, вследствие чего и служили средством максимальной ликвидности, обмениваемости. Развитие охотоводства породило обращение в качестве платежного инструмента шкурок различных зверей, пушнины, скотоводства — различных видов домашних животных, земледелия — зерна. При этом циркуляция товарных инструментов платежа ограничивалась той территорией, в которой была развита та или иная деятельность людей. Таким образом, платежная система Древней Руси в V-X веках дробилась на целый ряд мелких, обособленных друг от друга территорий, характеризующихся циркуляцией различных по своим качественным и количественным признакам платежных инструментов.

 Постепенно с развитием на Руси торговых отношений — внутренних, и, тем более, внешних — ряд платежных инструментов в силу низкого удобства использования начал терять свою циркуляторную силу. Во внутреннем обороте возросла настоятельная потребность в средствах для обслуживания мелких, розничных сделок, требующих платежных средств низкого номинала, обладающих качеством делимости, для внешнего оборота, в связи с территориальной удаленностью местожительства торговцев, потребовались более портативные, сохраняющие во время транспортировки свое качество (ценность), платежные инструменты.

Инструментами, удовлетворяющими возросшие потребности товарооборота, стали гилоистические (hule — вещество) платежные средства. По некоторым данным, славяне уже в V веке имели золотые деньги, принявшие форму слитков. В денежном обращении Древней Руси слитки играли более значительную роль, чем на Западе, где их обращение встречало противодействие со стороны феодалов, которые, располагали правом чеканки монеты и рассматривали всякий слиток как материал для чеканки. На Руси власти, наоборот, содействовали обращению слитков, которые называли гривнами. Золотые, серебряные, бронзовые гривны, употреблявшиеся женщинами в качестве украшения в виде обруча, носимые на шее (на загривке, отсюда и название), впоследствии стали основной платежной единицей Руси.

Характерной особенностью русского денежного обращения с древнейших времен до XVIII века было также и употребление привозных монет. Распространение и использование платежных инструментов в виде монет иностранного производства в тот период определялось несколькими причинами:

  • во-первых, неразвитостью собственных источников драгоценных металлов, служащих монетным сырьем, и, следовательно, отсутствием чеканки собственной монеты;
  • во-вторых, достаточно интенсивным товарным обращением и развитием торговых отношений, связывавших Древнюю Русь со странами, доставлявшими ей в виде монеты драгоценный металл из рудников Азии и Европы;
  • в-третьих, распространением в то время грабежей и пиратства, а также благодаря так называемым односторонним платежам (подати, сборы, жертвы в святилища и храмы), служащих источниками пополнения внутреннего оборота иностранными средствами платежа.

Стоит отметить тот факт, что в исследуемый период товарно-денежные отношения были активными и достаточно развитыми только в сфере международной торговли, тогда как во внутреннем обороте использование платежных инструментов в форме монет иностранного происхождения осуществлялось эпизодически в силу господства натурального хозяйства и, следовательно, товарно-товарных отношений. Поскольку первые международные торговые связи Древней Руси осуществлялись с азиатскими странами, то вполне логично, что первыми платежными средствами стали арабские монеты — серебряные дирхемы. Кроме того, в обращении Древней Руси кратковременно в качестве платежного средства находились фрисландские монеты, поступавшие из Северной Германии или Фрисландии (об этом свидетельствуют многочисленные клады того времени, которые почти на 90 процентов состоят из фрисландских монет).

Таким образом, период V-X веков можно охарактеризовать как раннюю ступень простого монетного обращения. И если в обществе с развитыми товарно-денежными отношениями «непрерывный кругооборот двух противоположных товарных метаморфозов или постоянная смена актов продажи и купли проявляется в неустанном обращении денег, или в их функции perpetuum mobile (непрерывно действующего механизма) обращения…» , то на данном этапе простейший цикл Т-Д-Т прерывен и не столь многократен. Поэтому, следует отметить, что хотя в монете и заложена возможность обслуживания «постоянной смены продажи и купли», монетное обращение Древней Руси V-X веков было прерывистым. С развитием товарно-денежных отношений к концу X века монеты начинают обслуживать сферу денежного обращения в течение более длительного времени, постепенно вытесняя так называемые анималистические и веге-табилистические инструменты платежа.

При вступлении в полосу развитого феодализма к концу X в. в истории Древнерусского государства переломным моментом явилось бурное развитие внутреннего товарооборота, а также и внешних экономических связей, которые обусловили рост потребности в платежных средствах. При отсутствии собственного монетного производства они, по-прежнему, могли быть удовлетворены лишь за счет внешних источников. Сущест-венным моментом в развитии товарно-денежных отношений стала переориентация русской внешней торговли на запад (становление русско-европейских связей относится к IX-X вв.), поэтому естественной и логичной стала ситуация, что европейские страны оказались основными поставщиками на Русь чеканных инструментов платежа. В это время арабская монета играла существенную роль в обслуживании денежного хозяйства западноевропейских государств, что давало дополнительный стимул развитию торговых отношений европейских государств с Россией, обладающей значительными запасами дирхемов. Так, наряду с арабским дирхемом в платежном обороте Руси появился европейский серебряный денарий.

На рубеже X — начала XI веков в платежном инструментарии Древней Руси произошло качественное изменение, связанное с введением в него первых собственных инструментов платежа. Из дирхема и из серебра, которое поступало из Чехии (на Руси в то время серебро не добывали), при великом князе Киевском Владимире I Святославиче (975-1015) начали чеканить свои — первые на Руси — серебряные монеты — «сребреники». Интересно отметить, что несколько экземпляров сребреников обнаружены за пределами Руси — в западной и северной Европе, а в Скандинавии даже велась подражающая им чеканка. Эти факты являются свидетельствами существования широких внешних экономических связей Древнерусской державы и ее высокого авторитета на общеевропейской арене. В этот же период впервые выпускается золотая монета — «златник» (золотник). Но в платежном обороте того времени золотые монеты так и не заняли значи-мого места. Уже в XV веке с завершением объединения земли Русской, при Иване III была сделана еще одна попытка ввести в платежный оборот собственные золотые монеты — «угорские». Но появление «угорского», также как и златника Владимира, не получило распространения, вероятно, потому что потребность в их выпуске носила не столько экономический, сколько декларативный, политический характер.

Несмотря на выпуск собственных инструментов платежа, ознаменовавших начало чеканного периода, иностранные платежные средства по-прежнему занимали доминирующее положение в структуре платежных инструментов на Руси. Иностранные монеты, получившие международное признание благодаря своему качеству охотно принимались и в областях, в которых чеканка отсутствовала (с целью использования в качестве платежного средства), и в тех областях, где монетная чеканка была интенсивной, главным образом для перечеканки или как сырье для собственных монет. Поступая в пределы другого государства, иностранные монеты, прежде всего, рассматривались как слиток металла определенного веса и качества. Особенно легко платежным оборотом принимались те иностранные валюты, вес которых был одинаков или кратен местным средствам платежа.

С началом обращения монет и слитков в качестве инструментов платежа, оплата некоторых торговых операций по-прежнему осуществлялась посредством векш (или белок), которые и позже служили платежным средством. Следует отметить, что многочисленные сообщения летописей XII-XIII вв. о различных платежах постоянно упоминают в неразрывном единении слиточного серебра и малых единиц — кун, векш (белок), при-соединяя иногда и мордки, обладающих внутренней стоимостью . В случаях, когда из-за неурожая или по другим причинам цены катастрофически возрастали, это единство платежной системы заметным образом не нарушалось — как можно было бы ожидать при наличии в ней знаков денег, не имевших никакой внутренней стоимости.

В историю развития платежных инструментов денежное обращение XII, XIII и первой половины XIV веков вошло как «безмонетный период». В это время регулярный поток серебряных монет с Запада на Русь сокра-тился . При отсутствии монетного сырья прекратилась чеканка собственных монет. Причины прекращения притока на Русь серебряной монеты из стран Западной Европы и быстрого исчезновения их из внутреннего обращения Руси заключались в следующем:

  • во-первых, осуществлялась перестройка денежного хозяйства и монетного экспорта Западной Европы. В этот период значительно усиливается борьба за «монетную регалию», то есть за право производить чеканку монеты; заметно возрастает внутренняя потребность в ней на Западе. Наряду с усилением феодальной эксплуатации монетной регалии, распространяется renovatio monetae — обновление монеты: принудительная переделка всего наличного в обращении серебра — с удержанием «за услуги»;
  • во-вторых, вторжение в Прибалтику немецких завоевателей в конце XII века и длительная борьба русского народа с агрессорами в XIII веке затрудняет мирные торговые связи, восполняющие приток серебряного сырья;
  • в-третьих, в то же время для Руси складывается совершенно новая экономическая обстановка, связанная с набегами половцев и татаро-монгольским нашествием. Татаро-монгольское иго с середины XIII в. катастрофически нарушило хозяйственную жизнь страны и затормозило неизбежное возвращение Руси к чеканке собственной монеты. Нашествие опустошило южную Русь, а на севере оборвало или ослабило древние экономические связи — как внешние, так и внутренние. Преимущественное развитие одной из многих функций денег — функции накопления, в ущерб другим, способствует катастрофически быстрому прекращению обращения старого запаса серебра. В результате прямого грабежа и установления даннических отношений драгоценный металл интенсивно утекал за пределы страны.

 Основной формой металлического обращения стало функционирование крупных «неразменных» серебряных слитков-гривен. При этом слитки занимали все большее место, вплоть до полного вытеснения, вернее, поглощения монет, которые и служили сырьем и мерой для литья ранних слитков. Обращение слитков имело особый, ограниченный характер, находя редкое применение либо в очень крупных платежах, либо в международной торговле. Слитки чаще покоились в сокровищницах и в тайниках, чем находились в платежном обороте. Эта форма платежных инструментов свидетельствует, во-первых, о высокой степени концентрации богатства в ту пору в руках правящей верхушки, и, во-вторых, о возникновении в условиях феодальной организации общественного произ-водства особых форм производственных отношений и общественного обмена.

С XIII века развитие платежной системы Руси пошло двумя путями. В юго-западных землях появляются и используются иностранные платежные средства (пражский грош, денарий и другие западные монеты), а также вновь возродившиеся на северо-востоке Руси русские монеты (деньга, полуденьги, четвертина). В восточной части центральной Руси началось довольно ограниченное обращение монет Золотой Орды, так называемых джучидских медных монет, которые служили преимущественно для целей местного, ограниченного обращения.

Вообще, для времени от середины XII до XIV вв. в силу ограниченного количества металлических малых платежных единиц во внутреннем обращении Древней Руси, характерно распространение некоторых видов наиболее единообразных по своей природе товаров, как и в глубокой древности. В областях охотничьего промысла подати и различные поборы выплачивались шкурками пушного зверя — главным образом белкой (платеж, выраженный в рублях, фактически производился шкурками белки, поэтому указывалось иногда их количество, приравнивавшееся к рублю). В розничной торговле, которая кое-где уцелела, акты купли-продажи также стали опосредоваться различными суррогатами денежных знаков -мордками, стеклянными бусами, даже употреблявшимися при прядении шиферными пряслицами, клеймеными «кожаными монетами», счетными «кожаными гривнами» — платежными знаками самого низкого достоинства. В деловом документе — договоре 1269-1270 гг. засвидетельствованы платежи в capita martarorum — «головках куниц». Таким образом, в этот период платежными средствами все еще служили testes des gris et des martres, то есть «головки белок и куниц». В этот же период, согласно новгородским и псковским раскопкам, на Руси использовались раковины Cypraea moneta (каури), которые транспортировались с островов Индийского океана, где имелись их месторождения. В России свое значение они дольше всего сохраняли в сибирской торговле — до начала XIX в., выполняя платежную роль в безмонетный период денежного обращения северозападной Руси. Подобные заменители, которые, в большинстве случаев, обладали представительной стоимостью, поскольку их собственная ценность была крайне мала, стали прообразом будущих номинальных средств платежа.

Таким образом, в тот период существовала довольно многообразная по количеству, но скудная по качеству система платежно-расчетных механизмов.

Сокрушительный удар, нанесенный русским землям монголо-татарскими завоевателями, надолго задержал развитие экономики русских княжеств. Во второй половине XIV века в связи с потребностями восстанавливавшегося товарного производства Руси и в явной связи с усилением освободительной борьбы против завоевателей снова началась в ряде русских княжеств чеканка своей монеты — различного вида серебряных денег на весовой основе рубля. Платежные операции в основном обслуживались русскими серебряными денгой, полуденгой (полушкой), четвертью денги (четверетцой) и кое-где медным пулом (разменной медной монетой очень малой ценности). Появление пулов в платежном обороте отвечало потребностям, главным образом, городской жизни. Как для монет ограниченного местного обращения для них характерно обязательное обозначение места чеканки.

С конца XIV века и в первой половине XV века производится чеканка «своей» монеты уже и многими младшими князьями, державшими уделы под рукой своего великого князя. В тот период существовало более 25 городов, в которых или для которых производилась монетная чеканка, и несколько десятков имен правителей (князей), от имени которых чеканились монеты. Поэтому для периода чеканки XIV-XV веков правильнее говорить не о денежных (монетных) дворах, как о центрах монетного производства (постоянные денежные дворы, полностью контролируемые государством, возникли несколько позднее), а о выпускавших свою монету княжествах. Значительный объем и разнообразие платежных средств, ставших характерной чертой этого периода, по-видимому, связывается с самой формой организации монетного производства — монетным откупом, то есть сдачей права принимать заказы на чеканку государственной монеты из серебра заказчиков, за что обязывались платить великому князю обусловленную договором годовую плату. Таким образом, забота о производстве и постоянном возобновлении запаса монеты в обращении предоставлялась тем, кто в ней нуждался, имея при этом в своем распоряжении сырье — серебро, то есть в основном торговым людям. Заметные отличия выпускавшихся платежных средств обеспечивали возможность контроля со стороны государства.

Монеты разных княжеств рано стали уходить за границы выпускавших их владений. Ввиду редкостной устойчивости типа и значительно большего веса новгородских и псковских монет по сравнению с монетами княжеств, в том числе и московскими, ко времени возникновения Русского государства во второй половине XV в. сложилась своеобразная «сборная» монетная система, обслуживавшая платежный оборот на обширных пространствах русских княжеств, а затем и вне их — в Поволжье; это касается в основном только серебряных денег, так как обращение пулов имело местный характер. Постепенно чеканка собственной монеты в подчинявшихся Москве княжествах прекращалась, и во «всеобщем» платежном обороте основное место все более занимали денги московских князей и вдвое более тяжелые денги Новгорода и Пскова. В то время на Руси обращались также и золотые монеты немногих западноевропейских государств, имевших регулярную золотую чеканку (английские розенобли, венгерские дукаты).

Между тем, начало чеканки собственных средств платежа в ряде центров Руси было и началом их порчи. Порча монеты проявляется на Руси во всех ее формах, начиная от осуществленных правительством явных и тайных понижений веса серебра в монете и кончая обрезанием монеты ее держателями в процессе ее обращения (известны клады этого времени, сплошь состоящие из обрезанных монет). Само несовершенство техники монетного производства, не способной достигнуть точного веса отдельной монеты, не давало полного соответствия веса рубля весу слитка и открывало широкие возможности для злоупотребления князей, с одной стороны, и, с другой — потребителей монеты, которые производили ее сортировку для удержания более тяжеловесных экземпляров. В 1447 году стало известно, что серебро в изготовлявшихся ливцами слитках в течение некоторого времени «разбавлялось» примесями: основную часть слитков отливали из серебра пониженной пробы и только сверху приливался тонкий слой серебра высокопробного. Мятеж, вызванный обнародованием открывшихся злоупотреблений, способствовал прекращению литья слитков и предопределил окончание существования рубля-слитка как платежной единицы.

Между тем, объединение русских земель вокруг Москвы определило интенсивность товарного обмена, способствовало ускорению общего экономического развития. Назревала потребность в активизации и распространении инструментов платежа даже в тех областях, в которых до XV века преобладало натуральное хозяйство. В начале XVI века на многих объединенных территориях Руси платежи в оброк, осуществляемые ранее продуктами, заменяются денежным оброком. Логическим завершением длительного процесса объединения разрозненных княжеств стало возникновение единой платежной системы Русского государства, закрепленной в результате проведения денежной реформы 1530 года. Помимо этого в числе причин, обусловивших проведение реформы в Русском государстве, были необходимость ликвидировать дефицит государственного бюджета, образовавшийся в результате активной внешней политики Василия III, укрепление южнорусских границ, распространение порчи монеты (что было вызвано отсутствием абсолютной государственной монополии на выпуск монеты), активизация отношений с Германией, связанных с поступлением в результате торговли серебряного сырья для чеканки монеты. С 1534 года («денежная реформа Елены Глинской») началась чеканка новой общегосударственной монеты, вдвое более тяжелой, чем денга, — серебряной новгородки или копейки, в течение долгого времени остававшейся самой крупной русской монетой.

 Введение государственной монополии в результате реформы 1534 года стало основой создания устойчивого выпуска монет. Это позволило Русскому государству получать дополнительный доход, использовавшийся для погашения экстренных расходов, в частности, строительства крепостей в 1530-е гг. и финансирования многочисленных военных операций во второй половине XVI века. Тем не менее, старинное право свободной чеканки в русском денежном деле сохранялось до начала XVII в. Государственные денежные дворы отвечали за доброкачественность монеты и собирали пошлину, которая покрывала расходы по чеканке и давала умеренный доход казне. Доля государства в непосредственном выпуске монеты была очень невелика и значительно перекрывалась мас-сой монеты, которую заказывали на денежных дворах из своего серебра торговые люди, через которых проходила основная масса монеты, вливавшейся в платежный оборот страны. Но к 1648 году закупка серебра была монополизирована государством и категорически запрещена частным лицам, а чеканка стала производиться только в Москве.

Чеканка монет, отличавшихся малым весом, низким содержанием серебра (или его отсутствием) и плохой сохранностью стала характерной особенностью денежного обращения во второй половине XVII века, что в конечном итоге привело к их обесценению, росту цен, дезорганизации торговли и всеобщему недовольству. Как знамение кризиса стали появляться выпускавшиеся по частной инициативе местные денежные суррогаты вроде «кожаных жеребьев» — клейменых кусочков кожи. «Кожаные жеребья» первоначально возникли в XVII в. как марки, которыми городское население отчитывалось перед властями в выполнении таких городских повинностей как, например, поддержание в порядке земляных укреплений и т.п. Подобные городские марки хорошо известны в быту Западной Европы XVI-XVIII веков. Вполне понятно, что в условиях замкнутой городской жизни подобные марки могли приобретать ограниченное местное платежное значение. Фактически такого же рода отчетными марками, только уже общегосударственного характера, были известные бородовые знаки 1699-1705 годов. Позже такие марки получили широкое распро-странение на государственных и частных заводах под названием «угольных печаток». До того, как вошли в употребление металлические «печатки», на уральских заводах в первой половине XVIII в. они изготовлялись из бересты, а также и из кожи.

Платежная система Руси XVII века, характеризующаяся обращением обесценившихся денежных знаков, их заменителей и полным отсутствием в ней крупных платежных единиц, скоро оказалась отсталой и все более тормозила развитие торговли. Кроме того, в результате русско-польской войны за воссоединение Украины с Русским государством возникла необ-ходимость обеспечить денежное обращение Украины монетами европейского вида, поскольку здесь обращалась польская монета. Таким образом, появилась необходимость, с одной стороны, изменить архаичную денежную систему путем введения крупных серебряных и мелких разменных единиц (преимущественно медных, в силу дешевизны их выпуска), с другой стороны, способствовать вовлечению хозяйства Украины в единый с Русским государством оборот через использование общих платежных средств. Такая ситуация повлекла возникновение потребности в усовершенствовании русского денежного хозяйства и приспособлении его к новым социально-экономическим и политическим условиям.

В целях противостоять обращению иностранной монеты на Украине была выпущена подобная польской особая русская «областная» монета, специально предназначенная для этой цели, — так называемые чехи. Наряду с соображениями политического характера сыграл в этом начинании свою роль и расчет на доход от чеканки низкопробной монеты, в которой серебро составляло бы только четвертую часть. К началу XVIII века, помимо сохранявшихся особенностей денежного хозяйства Украины, где существовало смешанное обращение иноземной и русской монеты, такое же явление, но в менее ярких формах, наблюдается на западе, в находившейся под властью Польши Белоруссии. Как показывает состав многих кладов, ее население знало русскую монету и пользовалось ею.

 Тем не менее, введение чехов не решало проблемы, поскольку их функционирование было территориально ограничено. Сложившийся к этому времени единый всероссийский рынок, вступавший во все более тесные связи с мировым рынком, настоятельно требовал перехода к более совершенным формам денежного хозяйства. Только располагая совер-шенной и гибкой монетной системой, правительство могло установить единство платежной системы на всей территории многонациональной России. Выход был найден путем приведения русского рубля к весовой норме международной торговой монеты — талера. В условиях установления все более прочных и постоянных связей русского рынка с рынками Западной Европы, где талер был основной единицей в международной торговле, подобное приведение позволило ввести российский платежный инструмент в круг европейских монетных систем на правах равенства. Таким образом, использование полноценных русских денег, пользующихся всесторонним доверием, с одной стороны, обеспечило циркуляцию достойных инструментов платежа для крупных сделок, с другой стороны, способствовало прекращению обособленности платежного оборота Украины и Прибалтики. «Монету старовечную польскую зо всей Малой России … вывел и выгубил; … а на то место своею медной и сребрною, дробною и твердою (т.е. мелкой и крупной) красным кунштом изданною наполнил Малую Россию монетою» — записал о Петре летописец XVIII в. С. Величко .

Путем внедрения в платежный оборот медных денег машинной чеканки (что было нововведением) была решена и проблема разменной монеты для розничных сделок. Возможно, что выпуск новой медной монеты определялся еще и необходимостью высвободить таким путем из обращения и накопить некоторый запас крайне дефицитного серебра для нового производства (добыча серебра в Сибири в тот период исчислялась не-сколькими пудами в год). Серебро в виде слитков и главным образом «ефимков», как называли в России талеры, приходило в обмен на русские товары. Производство новых платежных инструментов было налажено путем перечеканки талеров, что упрощало и удешевляло на первых порах сложное производство крупной монеты, так как талеры служили готовыми кружками для чеканки; отпадал ряд трудоемких операций, связанных с потерями и отходами металла. Торговавшие с Западом купцы, разбираясь в талерах разных государств, ценили их лишь по качеству, то есть по выгодности переделывать их в копейки.

Таким образом, перейдя границу, иностранная монета, как и прежде в Древней Руси, становилась определенной формой сырья. Обращения какой-либо иностранной монеты на Руси в этот период не существовало, в обращении одновременно находились и серебряные и медные копейки. Тем не менее, чеканка серебряных монет на данном этапе становится достаточно дорогостоящей процедурой, что определило преимущества медных монет и, соответственно, склонность к их чеканке. Заинтересованность в чеканке медных монет определялась тем, что их внедрение открывало перед государством, почти не имевшим собственной добычи серебра, серьезные финансовые возможности и связано было с желанием извлечь из обращения серебро для военных расходов времен Семилетней войны.

Медная монета во внутреннем обращении практически принималась в соответствии с номиналом и разменивалась на серебро менялами с небольшим лажем (один рубль медью равнялся 95-98 коп. серебром). Она была обеспечена частично ценой заключенного в ней металла, а в основном ее обеспечением был беспрепятственный прием в государственные платежи по номиналу (податное обеспечение). К середине 18 века медная монета стала широко распространенным видом инструмента платежа для крупных сделок и одновременно обслуживавшим розничную торговлю (данные таблицы свидетельствуют об увеличении доли медных платежных инструментов на 31,9%), несмотря на явное неудобство транспортировки тяжелой медной монеты. Структура платежных инструментов в тот период представляла собой следующий вид (таблица 6.1).

Попытка преодолеть существенный недостаток меди в условиях динамично развивающейся экономики и увеличения потребности в надежных и удобных платежных инструментах, была предпринята, во-первых, путем чеканки золотых монет (но объем ее был незначительным) и перечеканки различного рода мелких серебряных монет в крупные (эта мера способствовала сокращению объема фальшивых монет и некоторой стабилизации денежного обращения, а также созданию благоприятных условий для развития торговли) и, во-вторых, посредством выпуска ассигнаций. Манифест 29 декабря 1768 г. определял как главную причину введения ассигнаций необходимость размена медной монеты на денежные знаки, удобные к перевозке. Выпуск бумажных денег обеспечивался лишь медью, поэтому они выступали заменителями медных денег, были их «знаком» (от латинского assignato — назначение). Кроме того, ассигнации частично имели так называемое податное обеспечение (принимались в казенные платежи).

Ассигнации прочно вошли в платежный оборот России. Была создана успешно работающая система, при которой, во-первых, ассигнации принимались в подати и почти все налоги без ограничения, а крупные суммы должны были включать не менее 25% ассигнациями в обязательном порядке; во-вторых, беспрепятственно размениваться на медную монету, поступавшую в подати; в-третьих, ассигнации избавляли частные лица от необходимости иметь крупные суммы в неудобной медной монете, поэтому и в обращении постоянно шел размен на медную монету и обратно. Ассигнации не были обязательны к приему частными лицами, однако для этого времени их курс был очень высок — от 101 до 98 копеек серебром за рубль ассигнациями на Петербургской бирже, а в простонародном обращении ассигнации были равноценны серебряной монете. Необходимо отметить, что первые ассигнации были только крупных номиналов, что делало их доступными только для состоятельных людей. Позднее были выпущены ассигнации более мелкого достоинства, что способствовало распространению обращения данных инструментов платежа в широких слоях населения, и, тем самым, вытеснению металлических денег, которые постепенно все более и более начинали принимать характер товара, тогда как ассигнации, наоборот, постепенно становились кредитными платежными инструментами (без признания их со стороны закона обязательным платежным средством между частными лицами).

Ассигнации должны были обращаться наравне с золотой и серебряной монетой. Пока их эмиссия не превышала 100 миллионов рублей (такая сумма была определена и заверена «святостью слова царского» в манифесте), они оставались полноценными деньгами. Но в 1786 году «святость слова царского» была нарушена, единовременно было выпущено 53,8 млн руб. ассигнациями, что вдвое увеличивало массу бумажных денежных знаков. Теперь сумма ассигнаций в обращении более чем вдвое превышала годовой доход государства.

В этот период Россия вела активную внешнюю политику, несла большие расходы в связи с русско-турецкими войнами, а позднее в связи с войной со Швецией, Польшей и Персией. Выпуск ассигнаций, осуществляемый в целях покрытия этих расходов, неограниченный и практически не обеспеченный, привел к падению их ценности до 40% к 1810 году. Инфляционное обесценение ассигнаций способствовало стагнации товарно-денежных отношений и возрождению натурального хозяйства. Это определило вытеснение ассигнационных средств платежа и их замене товарными. В то же время, рыночная цена меди как металла была независима от курса ассигнаций. Разница между высокой рыночной стоимостью меди и низкой из-за фиксированного обмена на ассигнации номинальной стоимостью медной монеты приводила к ее выводу из обращения: уходу в клады, переплавке на котлы (что приравнивалось к изготовлению фальшивой монеты) или вывозу за границу (равнозначно контрабанде). Постепенно ассигнации потеряли медное обеспечение и стали по меткому определению М.М. Сперанского, «квитанциями» для уплаты налогов, что привело к резкому падению курса. Чрезмерный выпуск ассигнаций (включая выпуск фальшивых ассигнаций, осуществляемый французским командованием во время Отечественной войны 1812 года) расстроил денежное обращение в первой четверти XIX века.

Крайне неблагоприятным для развития производительных сил и устойчивости системы платежных инструментов страны оказалось установление взаимной ценности двух платежных средств (металлической и бумажной) соглашением частных лиц. При этом определение произвольных лажей, то есть зависящих от частной договоренности доплат за согласие принять платеж ассигнациями, а не серебром, отличались практически по каждой конкретной сделке. Разница в курсах платежных средств по отдельным платежам устанавливалась законом. Так, подати (налоги и недоимки) должны были взиматься ассигнациями по 2 рубля за 1 рубль серебром, а доходы таможенные, лесные, почтовые, с казенных земель – по 3 рубля ассигнациями за 1 рубль серебром .

Интересы зарождающейся в России капиталистической промышленности требовали чрезвычайных мер для ликвидации кризисного состояния платежной сферы, что было решено сделать путем изъятия из платежного оборота ассигнаций. Реформой Канкрина 1839-1843 годов были изъяты из обращения ассигнации и выпущены кредитные билеты «для облегчения оборотов кредитных установлений и для умножения в народном обраще-нии массы легко подвижных знаков, размениваемых на монету, золото и серебро, рубль за рубль, и обеспечиваемых всем достоянием Империи»1. Был учрежден постоянный разменный фонд золотой и серебряной монеты, который с каждым новым выпуском кредитных билетов должен был возрастать и составлять не менее одной трети номинальной суммы выпущенных в обращение кредитных билетов. Реформа не только сделала го-сударственные кредитные билеты полноценными, приравняв бумажный рубль к серебряному, но и окончательно превратила медные монеты в разменное средство при серебряном рубле. Так было покончено с неестественной ролью медных денег в России, которые больше века служили одним из основных средств в платежном обороте. Но уже к концу 40-х годов начались значительные колебания денежного курса, а начавшаяся Крымская война, потребовавшая новых эмиссий, привела к краху платежной системы. Снижение покупательной способности кредитного рубля к 1858 году до 20% обусловило прекращение размена кредитных билетов на золото и серебро. Повсеместно обнаружился недостаток в серебряной монете, ее стало выгодно переплавлять в изделия и сбывать за границу. Ввиду этого правительство, во-первых, выпускает в 1860 году серебряные разменные монеты с понижением их внутреннего достоинства на 15% против нарицательной цены, а затем (в 1864 году) — на 50%, во-вторых, запрещает вывоз серебра и золота за границу. Так, в России ненадолго утвердилось бумажно-денежное обращение неразменных кредитных билетов, которые выпускались в обращение в порядке ссужения платежными средствами правительства.

Развивавшемуся капитализму требовалось устойчивое денежное обращение, без которого трудно было получать займы за границей, без которых не мог быть организован капиталистический кредит. Отсутствие твердой валюты затрудняло прилив иностранного капитала в Россию. Начавшаяся война против Турции потребовала больших расходов, и царское правительство было вынуждено выпустить кредитных билетов в течение двух лет на колоссальную сумму по тому времени — на 398 млн руб. Чрезмерный выпуск государственных инструментов платежа понижал представляемую ими стоимость, что усиливало потребность в выпуске новых денежных знаков, поскольку обесцененные денежные знаки не могли нормально обслужить процесс обращения товаров. Металлическое покрытие при этом составляло только в 1878 году 12,4% против 28,8% в 1876 году.

 В целях борьбы с разворачивающимся кризисом в сфере платежных инструментов делаются попытки изъять из обращения кредитные билеты: за период 1883-1885 годы было изъято 87 млн руб. При этом главной задачей стало за счет уменьшения количества кредитных рублей довести бумажный рубль до паритета и обменять его затем на золото. Таким образом, целью новой реформы стало не только возвращение к металлическому обращению и восстановлению размена бумажных денег на металл, но и переход от серебряного стандарта к золотому. Для проведения денежной реформы, для размена кредитных билетов на золото необходимо было иметь громадный золотой запас; к созданию этого золотого запаса и было вынуждено приступить правительство.

Сложность перехода к устойчивой золотой валюте состояла в заинтересованности влиятельных слоев российского общества в неустойчивых, падающих деньгах: с одной стороны, способствующих росту цен на их продукцию и уменьшению долгов по заложенным имениям, с другой стороны, сдерживающих развитие торговых связей с другими странами -потенциальными конкурентами, и приток иностранного капитала.

Тем не менее, внедрение золотых российских рублей во внутренний платежный оборот оказалось успешным, чему способствовали следующие причины:

  • во-первых, в результате демонетизации серебра, продажи многими странами серебряных запасов слитков и монет, ставших в новых условиях ненужными, а также роста мирового производства серебра, произошло необратимое падение цен на данный металл. Цена же золота отличалась сравнительной устойчивостью. Вследствие этого в России стихийно возник «счет на золото». Таким образом, внедрение в коммерческую практику золотой оценки денежных требований и обязательств, ценностей, включая и кредитные билеты, ослабило ориентацию на серебро и поддержало обращение золота;
  • во-вторых, с целью обеспечения устойчивости золотого обращения было осуществлено накопление крупного металлического резерва. За двадцать предреформенных лет золотой запас Госбанка России увеличился более чем на 700 тонн — со 144 до 848, то есть почти в 6 раз . Для пополнения металлического фонда использовались самые разные способы, вплоть до мер, ущемляющих внутренние нужды (экспорт в ущерб стране сельскохозяйственных продуктов, принуждение оплаты золотом таможенных пошлин, международных займов). Таким образом, ко времени проведения реформы золотой запас России относился к числу крупнейших в мире;
  • в-третьих, государственный бюджет в течение последних лет был относительно сбалансированным (за исключением 1891 года), что позволило выделять средства на покупку золота.

 В мае 1895 года соответствующий акт узаконил применение золота как инструмента платежа при совершении любых операций. Были выпущены специальные золотые сертификаты — так называемые депозитные металлические квитанции, которые выдавались в обмен на золото и золотые иностранные валюты и использовались для платежей наравне с золотой монетой. В итоге реформы платежный оборот России складывался из золотых монет, кредитных билетов, из серебряной и мелкой медной монеты (таблица 6.2).

Удельный вес золотых монет в структуре денежного обращения в первые годы после реформы значительно повысился, в то время как удельный вес банкнот снизился. Ничто не могло явиться более наглядным показателем успехов, достигнутых Россией в области платежного оборота, чем уменьшение суммы обращающихся кредитных билетов, которая в декабре 1896 года составляла еще 1121 млн руб.

Как показала история пореформенных лет, усилия, затраченные на переход к золотой валюте, себя оправдали. Новая система оказалась достаточно гибкой и устойчивой, чтобы выдержать серьезные внутренние и внешние испытания, как экономический кризис начала девятисотых годов, война с Японией, революция 1905 года. Золотые монеты быстро вошли и прочно закрепились во внутреннем денежном обращении, обслуживая хозяйственный оборот. Постоянно пополняемый металлический фонд обеспечил неограниченную и беспрепятственную разменность банкнот, которые выпускались и циркулировали как полноправные и полноценные заместители золота (золотое покрытие в 1900 году составляло 170%, в 1911 году — 117%, в 1914 году — 101,8%). На протяжении 19001904 годов в наличном обращении золотых монет было больше, чем банкнот (в 1903 году на золото пришлось 52% общего объема внутреннего денежного обращения) .

Переключение на золотое обращение оказало благоприятное воздействие на экономическое развитие России в пореформенное время, способствовало высоким темпам экономического развития, индустриализации страны, расширению внешнеэкономических связей. В период с 1895 по 1913 годы рост промышленности (в 114 раз), сельского хозяйства (в 4 раза), торговли (в 31 раз) и транспорта соответствовал уровню передовых государств мира .

Начало первой мировой войны привело к вынужденному расширению эмиссионного права Государственного банка. Законом от 27 июля 1914 года размен кредитных билетов на золото был приостановлен. Россия, как и все остальные воюющие государства, возвратилась к бумажноденежному обращению. Лимит необеспеченной эмиссии, составлявший в довоенные годы 300 млн руб. был сразу поднят до 1,5 млрд руб., однако в последующие военные годы эмиссия возросла до 9864 млн рублей (таблица 6. 3). Увеличение количества кредитных билетов в обращении сопровождалось ростом золотого запаса, обеспечивающего их, но в меньшей по отношению к бумажным деньгам пропорции.

Эмиссия кредитных билетов в сложившихся экономических условиях только частично обеспечивалась золотом, а в остальном — краткосрочными долговыми обязательствами казначейства в пределах установленного законом «потолка». Так, в 1917 году из общей массы платежных средств в 15050 млн руб., находившихся в наличном обращении, кредитные билеты составляли 9864 млн руб. или 66%. По отчетным данным Госбанка они были обеспечены внутренним централизованным золотым запасом на 16%, «золотом за границей» на 24%, краткосрочными обязательствами казначейства на 60% .

Кризисные события военного времени ускорили вытеснение полноценных платежных средств — золотых монет — из внутреннего денежного обращения и ограничение платежных функций золота сферой внешнеэкономического оборота.

В это же время резко возрастает объем чеканки серебряной монеты, что происходит за счет увеличения объема разменной монеты, тогда как чеканка полноценных монет в 1914 году резко сокращается, а с 1915 года -прекращается. Небывалый рост выпуска Россией в этот период разменной серебряной монеты объясняется в первую очередь, необходимостью финансирования военных закупок для огромной армии. И.Г. Спасский указывает еще на одну причину: согласно документам исторического архива города Ташкента, Государственное казначейство направляло разменную серебряную монету в Среднюю Азию, в район заготовки хлопка — сырья для пороховой промышленности. В условиях огромного размаха боевых действий русской армии, обеспечение бесперебойных поставок хлопка не могло не приобрести первостепенного значения, и поэтому количество серебряной монеты в этот период не могло претерпеть даже незначительного сокращения. Можно предположить, что уменьшение объемов чеканки разменной серебряной монеты в 1917 году могло компенсироваться за счет выплат денежного довольствия армии бумажными деньгами. Не-смотря на огромные выпуски серебряных средств платежа, во внутреннем платежном обороте их не было, что обусловливалось либо перетеканием этих средств за рубеж в качестве платы за приобретенные для нужд войны товары, либо их концентрацией в сбережениях населения.

Что касается чеканки медной монеты, то объем ее выпуска в 19141916 годах был невелик, а в 1917 году были отчеканены лишь единичные экземпляры .

Таким образом, фактически платежный оборот того времени состоял из «различных сортов бумаги, без всякой примеси звонкой монеты». С переориентацией на бумажное обращение Россия стала испытывать такие его негативные последствия, как развитие инфляции, уменьшение покупательной способности денег, падение доверия к рублю, снижение его ценности на внешних рынках. Кроме того, в условиях недостатка разменной монеты разворачивался так называемый разменный кризис.

Недостаток платежных инструментов мелкого достоинства покрывался частично за счет выпуска казначейских знаков, частично путем эмиссии городами и предприятиями собственных платежных средств . Всего на территории России в те годы насчитывалось до 5000 видов платежных знаков различного происхождения и наименования. Как правило, со сменой власти или правительства на данной территории менялись и денежные знаки (знаки Временного правительства Северной области, боны Всевеликого войска Донского). Местные эмиссии проводились не только белогвардейскими правительствами, но и по указаниям Советского правительства. Это было вызвано тем, что существовали определенные трудности с доставкой денежных знаков в различные районы страны в условиях ведущихся военных действий. Местные эмиссии обусловливались разрывом связей с Центром, позже появились такие факторы, как нехватка мелких купюр в обращении. А по мере дальнейшего развала денежного хозяйства становился все более ощутимым всеобщий денежный «голод». Таким образом, платежная система в период становления и укрепления Советской власти отмечена многочисленными выпусками инструментов платежа местного значения.

После революции 1917 года инфляционное обесценение платежных средств, обусловленное, с одной стороны, большими объемами их выпуска (за 10 месяцев денежная масса увеличилась в два раза), а с другой стороны, спадом объема производства и обмена (промышленное производство сократилось на 29%, сельскохозяйственное производство — на 12%), продолжилось, а покупательная способность рубля составила 6 копеек. Такая ситуация определила:

во-первых, увеличение натуральной платы (продовольственный паек по льготным ценам, спецодежда и удешевленные коммунальные услуги). Действительно, в этот период была предпринята попытка заменить товарно-денежные отношения уравнительно-распределительной системой, что должно было обеспечить равенство и социальную справедливость. Натурализация хозяйственных связей, выплат за труд воспринималась некоторыми учеными-экономистами как переходная мера к ликвидации платежных инструментов вообще. Декрет СНК от 2 мая 1919 г. предлагал все платежи учреждений осуществлять между собой не денежными расчетами, а бухгалтерскими записями, без учета денег . С конца 1920 года постепенно отменили плату за пользование почтой, телеграфом, телефоном, перестал оплачиваться провоз по железным дорогам грузов и почти всех пассажиров, отменяется плата за продукты и товары широкого потребления. Основным источником снабжения населения стал продовольственный паек. Сфера действия ликвидных платежных средств в годы военного коммунизма крайне сузилась и сосредоточилась главным образом на рынках, однако полностью отказаться от них государство не могло даже в условиях «военного коммунизма». Правительство производило эмиссию денег «в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках», то есть без ограничения (количество денег возросло в 76 раз) ;

во-вторых, допущение в качестве законных платежных инструментов ценных бумаг. За период с 1918 по 1920 годы в платежном обороте на законном основании использовались 5-процентные краткосрочные обязательства государственного казначейства, билеты государственного казначейства, бескупонные 5-процентные облигации «Займа свободы» 1917 года, купоны от дореволюционных ценных бумаг, а также расчетные знаки РСФСР .

Ввиду отсутствия в хозяйственном обороте России 1920-х годов полноценных платежных средств, циркулирующих по рыночным принципам, а не в силу государственного принуждения, бегство от них в товары было повсеместным. Все хозяйственные предприятия «превратились в какие-то универсальные магазины, державшие на своих складах все, что угодно, лишь бы не держать в кассе падающих совзнаков» . Предприятия стремились не продавать свои товары на рынке, а напрямую обмениваться ими. Кроме того, в эти годы обесценение денежных средств достигает предельных величин, а 1921 год характеризуется как период гиперинфляции: «…в Москве нежелание держать деньги дольше минимального времени достигает фантастической интенсивности. Когда в лавке покупается фунт сыра, то лавочник со всех ног бежит на центральный рынок со свои-ми рублями, чтобы тотчас пополнить свою лавку, так как он боится, что рубль может упасть в цене, пока он добежит до рынка» .

В создавшейся ситуации стало ясно, что функционирование хозяйственного оборота в условиях циркуляции обесцененных, либо суррогатных средств платежа или при полном отсутствии таковых невозможно, что определило переход от политики военного коммунизма к новой экономической политике, рынку и товарно-денежным отношениям. Принятием ряда декретов были восстановлены базовые атрибуты рыночного хозяйства: свободный обмен, покупка и продажа сельскохозяйственной и промышленной продукции, торговля, денежные формы заработной платы.

Стабилизация обесценившегося совзнака в новых экономических условиях оказалась невозможной, поскольку его обесценение зашло так далеко, что участники хозяйственного оборота уже ориентировались на иные ценности и эквиваленты (иностранная валюта — преимущественно в городе, золото — в деревне). Таким образом, восстановление платежного оборота ориентировалось на создание новых инструментов платежа.

Примерно в это же время возникает дискуссия по поводу способа замены прежних инструментов платежа на новые (обмен совзнаков на новые деньги, либо допущение параллельного их обращения), которая завершилась в пользу параллельного обращения в силу того, что остановить бюджетную эмиссию было невозможно из-за последствий катастрофического неурожая и голода. Всего за год (с июля 1921 по июнь 1922 года) номинал наличной денежной массы поднялся с 3,2 трлн руб. почти до 320 трлн руб., что обеспечило казне при номинальном росте цен почти в 6 млн раз — реальный доход, эквивалентный 26 млн довоенных золотых рублей1. Таким образом, с одной стороны, остановить работу «печатного станка» в тот период было невозможно, с другой стороны, необходимо было предотвратить возможность превращения новой платежной единицы в разновидность совзнака. Проблема была решена следующим образом: новая платежная единица (червонец) предназначалась исключительно для обслуживания хозяйственного оборота, а бюджетно-эмиссионная деятельность государства опиралась на совзнак. Соотношение между двумя средствами платежа определялось в сфере рынка, в зависимости от спроса и предложения, а также предпочтений субъектов рынка.

Червонец представлял собой банковскую валюту, выпускавшуюся в ходе кредитно-эмиссионной деятельности Госбанка — посредством учета векселей и выдачи ссуд, а также путем покупки драгоценных металлов и валюты, под реальное материальное обеспечение (золото, драгоценные металлы, устойчивая иностранная валюта) или в обмен на реальные ценности. Червонец имел твердое золотое содержание: приравненный к 10 рублям в прежней золотой монете он заключал в себе 7,74 г чистого золота. Таким образом, в качестве эталона для соизмерения ценностей было избрано золото. Это обусловливалось тем, что на руках у населения оставался достаточно большой запас металлических монет старой чеканки . Кроме того, система ценообразования, возрождавшаяся в годы нэпа, опиралась на дореволюционную ценовую структуру, сформированную в рамках золотомонетного стандарта на базе российского золотого рубля.

В целях предотвращения злоупотреблений червонцем в казенных интересах, его намеренно не наделили статусом законного инструмента платежа — вследствие чего червонцы приобретали необходимые платежные качества не через государственное принуждение, а благодаря экономическому интересу. Первоначально червонец рассматривался держателями как надежная ценная бумага: он не терял своей ценности и не был подвержен инфляции. Во многом, это было обусловлено значительным обеспечением червонцев . Возникнув в рамках кредитно-банковской деятельности, червонец перекинулся и в торгово-производственную сферу, где быстро приобрел репутацию общепризнанного денежного эквивалента. По мере появления червонца в каналах обращения и роста товарооборота он неуклонно набирал покупательную силу. Уже «к концу 1923 года фондовому отделу пришлось зафиксировать в своем котировальном бюллетене, что червонец превратился в основную валюту страны, наряду с которой советский денежный знак сыграл лишь вспомогательную роль» . Таким образом, впервые после революции в качестве инструмента платежа в стране появились кредитные деньги.

В условиях возрождающегося и растущего рынка, интенсификации товарно-денежного обмена, разложения натуральных форм хозяйствования спрос на червонцы был очень высок, что способствовало признанию и внедрению новой валюты. Общая доля совзнаков в структуре платежной массы стремительно уменьшалась с 94% в 1923 году до 20% в 1924 году .

Но, несмотря на введение в обращение твердых червонцев (имевших крупный номинал), по-прежнему предпринимались попытки к созданию разменных суррогатов. Отдельные предприятия изготовляли расчетные квитанции, номинал которых исчислялся в долях червонца. По этим квитанциям рабочие могли пообедать в столовой предприятия или сделать покупки в магазине рабочего снабжения. Более того, выпуск суррогатов осуществлялся и на государственном уровне, например, в 1922 году в рамках так называемого хлебного займа были выпущены облигации, стоимость которых выражалась в пудах ржи и они принимались в уплату натурального налога. Потребность в выпуске подобных денежных заменителей определялась недоступностью червонцев для сельскохозяйственного оборота в силу низкой его рентабельности.

 В 1923 году были выпущены обязательства на три месяца, которые предназначались для выделения ассигнований предприятиям и организациям, финансировавшимся из бюджета. В этом же году с целью обеспечения потребности в мелких и средних купюрах были выпущены транспортные сертификаты Народного комиссариата путей сообщения (НКПС) -беспроцентные заемные обязательства. Они были обязательны к приему в оплату всех перевозок и других услуг железнодорожного, морского и речного транспорта. В условиях обесценивания совзнаков сертификаты НКПС получили всеобщее признание в качестве разменных денег устойчивой валюты в золотом исчислении по отношению к червонцу. Погашение данного кредита обеспечивалось доходами железнодорожного и вод-ного транспорта, имело гарантии Наркомфина СССР. Распоряжением последнего транспортные сертификаты стали приниматься по всем платежам, превратившись, таким образом, в общегосударственные инструменты платежа .

 Постепенно норма выпуска казначейских билетов была увеличена до 100% общей суммы выпущенных в обращение червонцев. С увеличением объемов выпуска червонец стал утрачивать свое кредитное происхождение. Усиливающееся влияние административно-командной системы, устранение рыночных методов регулирования экономики, развитие инфляции определило превращение червонцев в государственный казначейский не-конвертируемый банковский знак, поскольку «устойчивая валюта может существовать только при благосостоянии государственного и народного хозяйства.» .

 В целом за период с 1924 по 1947 годы было выпущено несколько видов государственных банковских билетов и платежных обязательств, но каких-либо существенных изменений в платежной системе не произошло.

 Несмотря на тяжелые испытания во время Великой Отечественной войны, платежная система характеризовалась относительной устойчивостью. Это обусловливалось тем, что население снабжалось продовольственными и промышленными товарами по карточкам и по твердым ценам. В войну население делало добровольные взносы, что позволило уменьшить объемы дополнительной эмиссии. Так как после войны объемы товарной массы сильно сократились, то в обращении появились невостребованные инструменты платежа. Кроме того, на оккупированных территориях в больших количествах выпускались фальшивые инструменты платежа. Такое положение затрудняло решение задач послевоенного вос-становления народного хозяйства и препятствовало отмене карточной системы. Только в конце 1947 года, когда промышленность достигла довоенных объемов производства и, соответственно, возрос объем товарооборота, был осуществлен переход от карточек к использованию в обменных операциях денежных инструментов платежа, в качестве которых выступили, как и прежде, банковские и казначейские билеты, разменная монета.

 В советский период, несмотря на развитие жирооборота господствовала примитивная форма платежа с использованием налично-денежных инструментов — банковских и казначейских билетов. Жиральные платежи совершались с использованием расчетных чеков, аккредитивов и платежных требований. Вплоть до 90-х гг. системой ГосТрудсберкасс и созданными на их основе учреждениями Сберегательного банка СССР развивалась система расчетных чеков, представляющих собой именной денежный документ для расчетов за промышленные товары, покупаемые населением в магазинах государственной и кооперативной торговли, за услуги. Открытие текущего счета и отсутствие обмена чека на налично-денежные инструменты платежа способствовали упорядочению платежей, нормализации внутреннего обращения и снижению высокой доли наличных средств. До 1987 года активно применялись и аккредитивы, представляющие собой именной денежный документ, по которому деньги, внесенные в сберегательную кассу данного города или района, можно было получить в сберкассе другого населенного пункта. Аккредитивы могли быть использованы частными лицами при заграничных поездках, либо при получении заработной платы по месту жительства лицами, работающими в районах Крайнего Севера, осваивающими целину, на Урале, в Поволжье и пр.

 На протяжении длительного периода, вплоть до конца 80-х годов, в экономическом развитии страны происходили периодические пертурбации, связанные с производственной сферой: от бурного экономического роста в 50-е годы до стагнации производства (в особенности обрабатывающей промышленности и потребительских отраслей народного хозяйства) в 80-е годы, что, безусловно, оказывало влияние и на сферу платежных отношений. Периоды относительной стабильности в развитии платежного оборота (рост доли жиральных платежей) сменялись периодами напряженности (высокие темпы роста объемов хартальных инструментов, развитие инфляционной спирали, обесценение рубля), что впоследствии привело к сужению в платежном обороте сегмента денежных инструмен-тов платежа и натурализации взаимоотношений между хозяйствующими субъектами. Между тем, «вскрытие» всех проблем и недостатков существующей в тот период системы, оказавших существенное трансформационное влияние на качественный и количественный состав платежного инструментария, осуществилось в конце 80-х — начале 90-х годов, в связи с чем, данный период заслуживает отдельного внимания.

 Обобщая все вышесказанное, следует отметить, что историческое развитие структуры платежных инструментов не всегда носило прогрессивный характер, подразумевающий качественный переход от низших форм платежных инструментов к высшим, наиболее развитым. На определенных исторических этапах изменения в сфере платежных инструментов и способов платежа способствовали их возврату к прежним, уже пройденным стадиям и общей деградации (например, безмонетный период XI-XIII веков, период военного коммунизма 1918-1921 годов). Развитие структуры платежных инструментов в условиях неблагоприятной среды по нисходящей, является, по нашему мнению, позитивным моментом, поскольку позволяет ей сохраниться в более простых формах и иметь возможность качественного развития в дальнейшем. Цикличное развитие экономики обусловливает присутствие в структуре платежных инструментов и способов платежа наряду с современными формами и более простых форм.

 В развитии отечественной структуры платежных инструментов и способов платежа выделено несколько характерных и в то же время специфических особенностей. Так, на Руси длительное время сохранялась практика использования товаров-эквивалентов, что объективно было обусловлено слабой развитостью товарных отношений и преобладанием натурального хозяйства. Характерной особенностью структуры платежных инструментов с древнейших времен до XVIII века было также и периодическое внедрение заимствованных инструментов платежа в форме иностранной валюты. На ранних этапах развития древнерусского хозяйства это обусловливалось развитием меновых отношений в условиях отсутствия чеканки собственной монеты (в период до X века), либо ее прекращением (в XIII веке в связи с татаро-монгольским нашествием). Функционирование иностранной валюты как инструмента платежа в более поздние периоды определялось обесценением собственной валюты и полным отсутствием крупных платежных единиц, что тормозило развитие торговли (XVII век). Циркуляция в хозяйственном обороте в качестве платежных инструментов различного рода заменителей в форме кожаных жеребьев, угольных печаток (XII-XIV, вторая половина XVII века), либо в форме различного рода ценных бумаг или расчетных квитанций (20-е гг. XX века) определялась одной или совокупностью следующих причин: стремление эмитентов платежных инструментов показать свою независимость (распространенная причина в условиях феодальной раздробленности, в дореволюционной России); территориальная удаленность эмитента суррогатных инструментов платежа от центра эмиссионной деятельности по производству общепризнанных платежных инструментов, разобщенность связей Центра с окраинами (в Древней Руси, в советский период развития страны); нехватка платежных инструментов малого достоинства для обслуживания мелких розничных сделок, либо их общий дефицит (безмонетный период XI-XIII веков и советский период). Важной особенностью в развитии инструментов и способов платежа в России, оказавшей воздействие на современное их состояние, является более позднее, чем в западных странах, появление системы жироплатежей и их инструментов, что было обусловлено политическими пертурбациями, неразвитостью банковской системы, технологическим отставанием, менталитетом и низкими доходами населения.

 Тем не менее, несмотря на проблемы и специфические особенности в историческом развитии российского платежного инструментария, его качественный и количественный состав всегда отражал объективную, реальную ситуацию в экономическом положении страны, служил барометром осуществления экономических трансформаций как регрессивного, так и прогрессивного характера.

 Источник: Национальная платежная система России: проблемы и  перспективы развития / Н.А. Савинская [и др.] ; под ред. д-ра экон. наук, проф. Н.А. Савинской, д-ра экон. наук, проф. Г.Н. Бело-глазовой. — СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2011. — 131 с. ISBN 978-5-7310-2660-4



Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.